ПОЛЕВАЯ ПРАКТИКА В КАРЕЛИИ СТУДЕНТОВ-ЭКОЛОГОВ РГАУ-МСХА ИМЕНИ К.А. ТИМИРЯЗЕВА

И.М. Яшин

(кафедра экологии РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева)

Хочу рассказать о преддипломной полевой практике в Карелии студентов-экологов 4-го года обучения, которые специализировались по кафедре экологии РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева. Это мои дипломники — Иван Лямин, Герман Заблудин, Елена Наумова, Илона Ковалева. С ними в той экспедиции был и мой заочный аспирант Петр Кузнецов, работавший в институте Геохимии СО РАН, в г. Иркутске. Поскольку с 1978 по 1986 год я работал в почвенно-геоботанической экспедиции при кафедре почвоведения ТСХА, конечно, студентам я поведал и о Европейском Севере России – Карелии и Архангельской области. Отмечал красоту и суровость ландшафтов, а также самобытность подзолистых почв, которые исследовались специалистами кафедры почвоведения под руководством профессора И.С. Кауричева, в частности, по грантам РФФИ, в которых мне пришлось быть руководителем (2002-2004 гг.).

Готовились к экспедиции на Север основательно. Прежде всего, студенты проштудировали в библиотеке нашего университета литературу по лесоводству, почвоведению и геохимии Карелии.  Забронировали в г. Петрозаводске доступное жилье. Купили билеты на поезд. Заново обновили свою экипировку с учетом ненастной погоды, сшили мешочки для образцов, напечатали этикетки, подготовили полевые дневники, купили лейкопластырь, средства от комаров и клещей. Скопировали фрагменты топографической карты наших объектов в М 1:25 000. Выбрали экскурсии по Петрозаводску – краеведческий музей, университет, Карельский научный центр РАН (рис.1). Кроме стационара в таежном лесопарке г. Петрозаводска, наметили рабочие маршруты в заповедники «Кивач» и «Кижи», где мы будем изучать генезис почв, вырубки, экосистемы лугов и болот, лимитирующие экологические факторы и водную миграцию веществ с помощью метода сорбционных лизиметров.

y001

Рис.1. В Музее геологии Докембрия Карельского научного центра РАН: на одном из стендов представлены изделия из шунгита (фото Яшина И.М., 2009).

   Каждый студент-дипломник составил свой индивидуальный план-график прохождения полевой практики; отчеты по практике студенты писали так же самостоятельно. До поездки были подготовлены специальные колонки, в которых слои чистых сорбентов перемежались слоями химически отмытого кварцевого песка. Сорбенты – твердые тонкодисперсные вещества, поглощающие мигранты в почвах. В соответствии с научной программой выездной практики, студентам предстояло изучать, в частности, водную миграцию органических веществ и состав экотоксикантов в почвах: ионов свинца, ртути, кадмия, а также экологических ингибиторов — алкалоидов и органических кислот. Как потом отметили дипломники, изучение водной миграции веществ в почвах — это весьма трудная, но интересная и важная экологическая работа.

После приезда в г. Петрозаводск и обустройства, в тот же день мы посетили лабораторию лесного почвоведения и микробиологии в институте Леса Карельского научного центра (КНЦ) РАН, с сотрудниками которого у меня сложились творческие связи. Встретились с руководителем этой лаборатории — профессором Федорец Н.Г., которая подарила нам свои книги о почвах Карелии. Наталья Глебовна кратко рассказала о научных исследованиях своих сотрудников, о подготовке к Международной научной конференции по лесному почвоведению, поинтересовалась темами наших дипломных работ. Посоветовала, как лучше выполнить программу производственной практики, в частности, на фоновых участках — в заповедниках «Кивач» и «Кижи». «Режим в заповедниках стал очень строгий» — сказала Наталья Глебовна. Поэтому нужно подготовить соответствующие письма – разрешение на научные изыскания. Объяснила термины «шунгиты» и «почвы о. Кижи, сформировавшиеся на шунгитах», сообщила об основных типах таежных почв Карелии, уже занесенных в Красную книгу. Она также посоветовала посетить лабораторию по изучению шунгитов, которая, как оказалось, находится здесь же, в Институте геологии Карельского научного центра (КНЦ — рис. 2).  Нам подарили интересную книгу «Атлас текстур и микроструктур шунгитоносных пород Онежского синклинория». Мы узнали, что высокоуглеродистые сланцы (шунгиты) давно привлекают внимание специалистов разных научных дисциплин – геологов, экологов, химиков, почвоведов, геохимиков, гидрологов, микробиологов, в том числе и зарубежных. Шунгиты являются прекрасными природными сорбентами различных веществ и ионов (а  ведь это одно из направлений наших исследований). Шунгиты — удивительный минерал, но распространен на земном шаре только локально. Наибольшие запасы разведаны и используются в Карелии. Примечательно, еще царь Петр I своим указом потребовал, чтобы солдаты обязательно носили с собой куски шунгита и клали их в кружки, когда чай, воду и вино.

y002

Рис. 2. Профессор Яшин И.М. у здания Карельского научного центра РАН в Петрозаводске (автофото Яшина И.М., 2004).

   В настоящее время специалисты Карельского научного центра РАН занимаются комплексным изучением агрегации наночастиц углерода и оценивают их фуллереновый потенциал. Еще одну ценную книгу мы здесь приобрели: «Остров Кижи глазами геолога». Наконец, нам посоветовали непременно сходить на экскурсию в Музей геологии Докембрия (рис. 1,3). Что мы и сделали в свободное время. Известно,  что Карелия – это край таежных лесов, обширных болот и озер. Да и погода часто не жалует туристов и исследователей. Студенты знали, что рыбалка здесь отличная, много ягод и грибов. Но студенты были удивлены, когда им сообщили о богатстве ландшафтов Карелии полезными ископаемыми, минералами и горными породами. А когда заглянули в Книгу отзывов Музея, увидели, например, автограф выдающегося шахматиста современности, чемпиона Мира — Михаила Таля. «Значит, и этого человека интересовал мир камня, красота и тайны минералов» — отметили мои ученики. В Музее собрана уникальная коллекция. Вспомнили слова Вернадского В.И. – ученика основоположника научного почвоведения В.В. Докучаева «камни и горные породы – это былые биосферы Земли». «Все быстро исчезает на Земле, но камни остаются надолго».

y003

Рис. 3. Аспиранты профессора И.М. Яшина — Анастасия Петухова (на переднем плане) и Любовь Когут у одного из стендов в Карельском научном центре, в Петрозаводске (фото И.М. Яшина, 2013).

   И так, двухдневный подготовительный этап экспедиционной практики быстро закончился, как и дождливая прохладная погода. Прояснилось. Заметно потеплело. Начался новый этап экспедиции — полевые наблюдения на стационарных площадках: первая располагалась в лесопарковом таежном ландшафте пригорода Петрозаводска (район «Перевалка»), две другие (предположительно, региональные фоновые) в заповедниках «Кивач» и «Кижи». Последняя, как известно, на острове Кижи в Онежском озере на удалении 63 км. Добираться нужно на «Метеоре».

На стационарах работали сообща (рис. 4,5): юноши копали почвенные разрезы и траншеи для закладки сорбционных лизиметров, а девушки проводили экологические описания почв, растительности, почвообразующих и подстилающих пород; визуально оценивали характер антропогенной нагрузки, делали фотосъемку. Подобные наблюдения осуществляли в почвенно-экологической катене: плакор – склон увала – подошва склона.

Студенты вначале полагали, что в лесном массиве (в таежной фации) транши и разрезы можно закладывать, где угодно. Оказалось, что все определяется задачами исследований. Одна из таких задач состояла в почвенно-экологической оценке процессов олуговения или заболачивания вырубок. Допустим, что мы вырубили массив леса площадью 200 га. Какие экосистемы и почвы здесь сформируются в ближайшие 10 лет: луга или болота? Как влияют масштабные вырубки на почвы? А ветровалы, которые выворачивают деревья, а с ними удаляются из профиля верхние горизонты почв? Конечно, важно знать, что будет на месте масштабной вырубки: болото или луг. Ведь, чтобы развивать животноводство в Карелии, нужно иметь пастбища и корма. Например, С.П. Ярков – учитель И.С. Кауричева – считал, что на вырубках происходит олуговение, но данная концепция справедлива для ландшафтов подзоны южной тайги и смешанных лесов. На Европейском Севере дело обстоит иначе: на вырубках транспирация влаги в атмосферу биотой резко уменьшается и избыток влаги уже не удаляется древесной растительностью, а накапливается, происходит заболачивание почв. Аккумуляции влаги на вырубках также помогает влагоемкая оторфованная лесная подстилка и почвенный процесс «оглеение». По западинам, древним ложбинам стока активно образуются болотно-подзолистые и болотные почвы. Переувлажнение усиливает водную миграцию веществ в почвах, в том числе и экотоксикантов. Часть из них попадает в грунтовые воды, а затем в озера и реки, поэтому их цвет в Карелии и вообще, на Европейском Севере, ярко бурый. Студенты узнали, что в таежном лесу поляны образуются также из-за лесных пожаров. Но из указанного выше правила бывают исключения: при близком залегании к поверхности известняков и доломитов в Карелии формируются самые продуктивные дерновые литогенные и дерново-карбонатные почвы. Близко по генезису к ним подходят дерновые почвы, развитые на элювии шунгитов. У автора имеется коллекция цифровых фотографий по почвам и ландшафтам Карелии, Подмосковья, Архангельской области. Поэтому объяснения генезиса и эволюции почв, в свободное от работы время, сопровождались показом профилей почв и ландшафтов на ноутбуке. Это более увлекательно и, конечно же, нагляднее любых схем.

y004

Рис.4. Стационарная площадка в таежном лесопарке Петрозаводска; за  муравейником аспирант Петр Кузнецов и студенты кафедры экологии исследуют биоту (лишайники накипные и эпифитные) и почвы; крупные муравейники в ельнике-черничнике – типичный атрибут антропогенеза. Но уже в 2012 г. муравьи покинули свое жилище: под слоем 1,5 см и глубже вместо хвои ели была обнаружена труха.

y005

Рис. 5. Аспирант А. Петухова изучала влияние ветровалов и вырубок в таежном лесопарке Петрозаводска на структуру почвенного покрова, а также на трансформацию профилей почв – подзолов, развитых на двучленных почвообразующих породах, без древесной растительности (фото Яшина И.М., 2011).

 

Студенты отмечали, что с каждым рабочим днем возникали все новые вопросы. Пока девушки детально описывали растительный покров, муравейники (уточняя их экологические функции в таежном лесопарке), почвообразующие породы, ребята почему-то крайне медленно продвигались вглубь сильнокаменистого профиля почвы на вырубке, все чаще смотрели на свои ладони. Приступив к изучению морфологии генетических горизонтов, они отметили: таких почв раньше не встречали, и о них нам не рассказывали. На самом деле, данная почва — это трансформированный подзол контактно-осветленный супесчаный на двучленный породах: пески и супеси в пределах метра подстилаются тяжелыми суглинками и глинами. Проще говоря, микро профиль подзола иллювиально-железистого «вложен» в двучлен. На контакте смены пород застаивается избыточная влага (на вырубках), образуются коллоиды железа, марганца, кремния вследствие оглеения, которые и цементируют весь профиль в сухие сезоны года. Завершив проходку шурфов, студенты принялись за установку сорбционных лизиметров. Под каждый генетический горизонт нужно было заложить по 2-3 прочные пластмассовых колонки (похожие на цветочные горшки), в которых находились слои чистых сорбентов и кварцевого песка, а также приемники лизиметрических вод и почвенных растворов.

y006

 

Рис. 6. Дипломница Елена Наумова аккуратно устанавливает сорбционные лизиметры в профиле подзола контактно-глееватого супесчаного, развитого на двучленных отложениях; стационар на вырубке в лесопарковой зоне Петрозаводска (фото Яшина И.М., 2009).

Напомним, что метод сорбционных лизиметров (МСЛ) разработал проф. Кауричев И.С. в 1959 г., а теоретическое обоснование МСЛ дал автор в 1974 году. Практическое значение МСЛ весьма актуально: он позволяет добывать новую информацию о современном химическом загрязнении почв и экосистем в зонах действия нефтепроводов, крупных автомагистралей, местах складирования отходов промышленных предприятий и свалок, при использовании осадков сточных вод, древесных отходов, на опытных и селекционных станциях. МСЛ (рис. 6) позволяет контролировать экологическую безопасность и качество воды, почв, кормов. Объясняя достоинства МСЛ, я отметил, что на стационаре «Петрозаводский» в лесных подстилках выявлено повышенное содержание мобильных форм свинца и цинка. В 2010 году с деревьев исчезли эпифитные лишайники, заметно меньше стало птиц. Но количество муравейников возросло и они стали более крупные. В 2012 г. в некоторых крупных муравейниках муравьев не стало.  Пока неясно, почему? Дальнейшие экологические изыскания, выполненные  нами, позволили нам предположить реальную генетическую взаимосвязь, существующую между смолой хвойных деревьев и муравьиной кислотой муравьев (муравейники строились не в отдалении, а вокруг стволов ели). Возможно, в результате кислотного гидролиза смолоподобных веществ, стекающих по стволам ели к жилищам муравьев, образовывались органические компоненты, похожие на наркотики (или токсичные с генетической точки зрения вещества), которые и погубили сообщества муравьев.

Следующим объектом практики была стационарная площадка – заповедник «Кивач», названный в честь водопада «Кивач» на реке Суна. Расположен в Кондопожском районе, в 18 км от г. Кондопоги, где находится крупнейший в Европе ЦБК. Отмечу, что я работал здесь еще в 1967 году после 3-го курса, на летней учебной практике по почвоведению, с сотрудниками Почвенного института имени В.В. Докучаева: изучал почвенный покров, устанавливал в почву плоские «лизиметры Шиловой», проводил аналитические исследования, рыбачил. Тогда мы жили в большом деревянном здании конторы. Поэтому выбор фоновой площадки, казалось, был вполне обоснованный. Сейчас сюда можно добраться или своим ходом, или на экскурсионном автобусе. Около водопада «Кивач» — парковка – много красивых автобусов. Что же интересует многих зарубежных и отечественных туристов? Оказывается, одни группы людей торгуются с продавцами карельских сувениров, другие – организованно навещают уютные шашлычные и небольшие деревянные ларьки по периметру стоянки, третьи — самостоятельно стремятся к водопаду, четвертые идут в небольшой Музей природы. Чувствуется дух бизнеса. Воздух пахнет дымком. Моросит дождь, сыро. Время обеда. Слышатся говор и легкое возбуждение людей в шашлычных. Узнаем, что самостоятельный выход в лес строго запрещен: штраф 1500 рублей. Экскурсия обычно у туристов продолжается 2,5 часа, большую часть которой люди проводят в Музее и на водопаде.

y007

 

 

 

Рис. 7.  Знаменитый водопад «Кивач» в летний сезон (межень): река Суна сжата диабазовыми скалами, образуя несколько уступов (фото Яшина И.М., 2009).

Он действительно великолепен! Скалистые берега реки, как и камни, также величественны, но предательски скользкие, поскольку покрыты корочкой из мхов и росой от брызг. Поэтому осторожность и взаимная подстраховка вполне уместные. Что мы и делаем, изучая каменистый профиль подбура, собирая образцы пород и почв. Поэт Державин Г.Р., которого императрица Екатерина II в 1785 г. назначила Олонецким губернатором, так писал о «Киваче» (цит.):

«Алмазна сыплется гора

С высот четырмя стенами.

Жемчугу бездна и сребра

Кипит внизу, бьет вверх буграми;

От брызгов синий холм стоит,

Далече рев в лесу гремит…

О водопад! В твоем жерле

Все утопает в бездне, в мгле!

Ветрами ль сосны поражены? –

Ломаются в тебе в куски;

Громами ль камни отторжены? –

Стираются тобой в пески…

Шуми, шуми, о водопад!»

Ты всем сколь дивен, столь полезен.

 

Из книги о водопаде узнали, что высота падения воды на Киваче – 10,7 м. Диабазовые скалы разделяют водопад на два потока. В летнее время четко видны четыре уступа. У подножья водопада находится большой «котел» — чаша глубиной более 10 м. Он возник в результате многовекового падения воды с шестиметровой высоты последнего уступа водопада. В «котле» водопада водятся очень крупные окуни и щуки, а в реке Суна – лещи. Рыбалка, как и сбор ягод и грибов в заповеднике для посторонних, запрещены.

Сделав фотоснимки (рис.7), отправляемся на стационарную площадку, расположенную в ельнике-сфагновом. Идти надо вдоль коренного берега реки Суна. Рельеф изобилует замшелыми «бараньими лбами». Кругом непроходимая тайга, буреломы и болота: царство зверей, комаров, мошки. Дойти до площадки можно только по каменистой тропе. На площадке студенты выкапывают разрезы, знакомятся с подаренной нам книгой «Почвы и почвенный покров особо охраняемых природных территорий Карелии» под ред. Федорец Н.Г.. и приступают к описанию почвенных профилей. Почвы, конечно, незнакомые, в профилях быстро появляется верховодка. Копать ребятам трудно. Отбирают образцы почв, растений и лишайников в мешочки, не забывая про этикетки. В катене изучают подзол иллювиально-гумусово-железистый, болотно-подзолистую и болотную почвы. Позже студенты узнали, что в сфагновых мхах ненарушенного подзола заповедника «Кивач» аспирантом Кузнецовым П.В. была обнаружена аномальная аккумуляция кадмия и ртути (мг/кг): 0,51 и 0,41 соответственно. Их источник пока неизвестный, хотя можно допустить, что  им является Кондопожский ЦБК, а экотоксиканты в экосистемы заповедника «Кивач» переместились воздушным путем. Значит, и экосистемы заповедника уже загрязняются.

Прокамералив один день, готовимся плыть на о. Кижи – в одноименный заповедник.

y008

 

Рис. 8. Остров Кижи в Онежском озере. Вид на Преображенскую церковь, которая была построена в 1714 году без единого гвоздя; вблизи церкви (в 135 м) и были выбраны площадки для фонового мониторинга на пологом склоне увала (фото Яшина И.М., 2004).

    Третьим объектом практики была стационарная площадка в заповеднике «Кижи» на пашне и  сенокосе (рис. 8,9). Исследования почв и экосистем нами здесь проводятся с 2002 г., в том числе и по проекту Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Мы добирались на остров Кижи, расположенный в Онежском озере, на «Метеоре» — корабле на подводных крыльях. Время в пути 1,3 часа. Билеты купили заранее, на пристани г. Петрозаводска. Проездные билеты заметно подорожали: так, на чартерных (комфортных) рейсах билет стоил 960 руб. в один конец (это 2009 год, а через 6 лет все стало еще дороже). Вход с пристани на территорию Музея-заповедника «Кижи платный» — 250 рублей, для студентов действует 50% скидка. Билеты у посетителей периодически проверяют милиционеры, перемещающиеся по острову на велосипедах. Погода стояла ясная и теплая. Музей-заповедник активно посещают многочисленные группы туристов, которые путешествуют на пароходах, катерах, вертолетах и яхтах. Острова Заонежья летом посещают рыбаки, грибники и охотники. Выбрав полюбившийся остров в пределах Кижских шхер, люди свободно разбивают палатки, отдыхают на природе 2-3 недели. Их отзывы о здешней природе, людях, ягодниках и рыбалке самые благоприятные. Досаждают только комары и мошка. На островах устойчиво действует сотовая связь (провайдер Мегафон), что очень удобно для путешественников. Мы узнали, что и некоторые студенты Петрозаводского университета летом работают на практике в Музее-заповеднике «Кижи» экскурсоводами. С одной стороны, они улучшают уровень владения иностранным языком, расширяют свой кругозор, а с другой – стабилизируют материальное положение. Студенты живут здесь же, на острове, в деревянном доме.

У пристани находится много мелких сувенирных лавок, лотков, шашлычных и пивных ларьков. Цены на продукты, соки и воду здесь заметно выше в сравнении с Петрозаводском, поэтому многие туристы берут питание с собой. Чтобы лучше познакомиться с ландшафтами о. Кижи, мы отправились на стационар из Петрозаводска рано утром и на весь день, до 21-00. Погода выдалась солнечная, что типично только для июля, но чаще всего бывают дожди. Экипировка у нас рабочая — на острове есть змеи, в частности, там, где сложены гряды крупных камней, собранные в давние времена землепашцами с полей. Камни, валуны аккумулируют дневное тепло и постепенно отдают его почвам. Рельеф о. Кижи представляет собой сочетание мореных гряд и озерных террас. Осадочные породы содержат много углерода и относятся к шунгитовым сланцам. Почвы, формирующиеся на шунгитах, отличаются высоким плодородием, щебнистые и окрашены в черный цвет (рис. 9). Но насколько они экологически безопасные, еще нужно было выяснить. Есть мнение, что шунгитовые почвы имеют высокую емкость поглощения и могли накопить экотоксиканты, в частности, ионы тяжелых металлов. Нами была заложена почвенно-экологическая катена: вершина мореной гряды – склон – подошва склона.

В дерновых шунгитовых почвах нами была изучена водная миграция веществ и определено содержание некоторых тяжелых металлов и мышьяка. Аспирант Кузнецов П.В. (2012) установил, что луговое разнотравье на острове Кижи очень активно аккумулирует кадмий: коэффициент биологического накопления kбн данного элемента составил 1,82. В дерновых почвах на шунгитах отмечено высокое валовое содержание ванадия и мышьяка соответственно (мг/кг): 350 и 50, а в шунгитовой породе (высокоуглеродистых сланцах) – 44 и 21. Подтверждается наше предположение: химически загрязненные почвы способствуют получению экологически опасных кормов и продуктов питания. Возможно, данный феномен и обусловил эколого-геохимические эндемии (болезни) людей в прошлом веке: люди совсем покинули свои жилища на этом острове и стали посещать его все реже и реже — только во время ритуальных обрядов и массовых игрищ.

y009

 

Рис. 9. Стационарная площадка в агроландшафте на острове «Кижи» Карелия в пределах 4-х польного севооборота – пар, овес, рожь, мн. травы; почвы дерновые шунгитовые супесчаные на слоистом аллювии, залегающим на глубине 127 см (фото Яшина И.М., 2003).

При посещении Музея мы узнали, что полное название заповедника «Кижи» звучит так: Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи». А Кижи – небольшой островок: километра четыре в длину и метров 200-600 в ширину. В Онежском озере таких живописных островов порядка 1650. Сейчас этот живописный остров имеет Преображенскую церковь, пристань, небольшую деревушку,  амбары, мельницу и риги. А когда-то здесь было довольно крупное поселениеСпасский Кижский погост. Это был большой и оживленный центр Заонежья. Летописи скупо доносят до нас отзвуки драматической истории владений Великого Новгорода. Выиграв Северную войну со Швецией, Россия прочно укрепилась на берегах Балтики, в Заонежье, Поморье и Карелии. Стала одной их могущественных государств в Европе. Избавившись от воинствующих соседей, от постоянной и гнетущей угрозы нападения, народы Севера вернулись к мирному труду. На этом фоне возникают памятники народного творчества, в частности, Преображенская церковь на о. Кижи в 1714 году (рис. 10). Пожары и вражеские нашествия из Северной Европы уничтожили сотни шедевров русского деревянного зодчества. Но сохранилась душа народа – в этих прекрасных строениях, созданных русскими людьми — поморами. Знакомство с духовным наследием наших предков — одна из задач экспедиционной практики студентов-экологов РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева в Карелии.

    В заключение подчеркну, что полевая практика в Карелии была насыщенной – студенты побывали на новых, увлекательных объектах, общались с интересными учеными. Практика потребовала от дипломников много сил, старания и настойчивости. Студенты многому научились: стали терпимее, повзрослели и успешно выполнили намеченную программу практики. В поезде, при возвращении в Москву, они еще долго обсуждали некоторые эпизоды практики. Спорили о генезисе почв, рубках лесов, загрязнении экосистем, о посещении заповедника «Кивач», о встречах с учеными Карельского научного центра, о посещении Преображенского собора на острове Кижи и аварийном состоянии этого знаменитого Собора – реставрация шла слишком медленно. Ребята пытались прогнозировать будущее ландшафтов Карелии, развитие туризма. В поезде хорошо думается, когда рядом единомышленники и нет назойливых комаров.

y010

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 10. Стационарная площадка на сенокосе острова Кижи: вид на Преображенскую церковь (фото Яшина И.М., 2003).

   К сожалению, изученные нами почвы и экосистем заповедников Карелии не в полной мере отвечают экологическим требованиям в качестве фона (близко находится Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат — ЦБК), поэтому расчет экогеохимичских коэффициентов оказывается не вполне корректный. В этой связи выбор новых фоновых стационаров нами будет продолжен в другом регионе, в частности, на острове Большой Соловецкий в Белом море, а также в Тверской области – в Центрально-лесном биосферном заповеднике. Здесь ярко выражен ветровой режим, поэтому загрязнения почв и экосистем весьма незначительные и локальные. В 2005 году сведения о химическом загрязнении фоновых почв Соловецкого архипелага были доложены мною на международной научной конференции в Архангельске (Сибирцевские чтения). Оптимальными в экологическом плане участками могут быть, в частности, лесные ландшафты Ботанического сада, рекогносцировка которых была выполнена еще в 2004 г. по гранту РФФИ. Исследования на Соловках актуальные в связи с уникальной природой и историей этого региона, хранящей еще много тайн (рис. 11).

Презентация об экспедиции со студентами в Карелию была представлена на заседании студенческого научного общества (СНО) кафедры экологии. Оживление и интерес у студентов СНО на заседании вызвали, в частности, вопросы, связанные с обсуждением экскурсий во время практики, изучением водной миграции веществ в почвах с помощью сорбционных лизиметров и привлечением студентов к научным исследованиям в лаборатории ЛАМП кафедры экологии.

Студенты узнали, что в университете РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева внимание уделяется не только аграрным экосистемам и учхозам (что очень важно), но и иным ландшафтам России — лесным, луговым, болотным, пойменным — Карелии, Тверской, Архангельской, Московской, Саратовской, Ярославской областей, познаются их взаимосвязи и взаимовлияние. Развиваются фундаментальные направления в экологии и почвоведении. В беседах мною было отмечено, что на кафедре экологии  активизируются научные изыскания и совершенствуется учебный процесс: в 2012-2013 гг. создана новая лаборатория инновационного уровня (ЛАМП), разработаны учебно-методические комплексы 3-го поколения по всем дисциплинам и учебным практикам, выиграны научные гранты РФФИ и Правительства РФ. Профессора и доценты кафедры экологии участвуют в международном проекте ТЕМПУС: так укрепляются творческие связи с коллегами российских университетов Владивостока, Томска, Воронежа, Краснодара и Европы – Германии, Италии, Австрии, Франции, Нидерландов, Польши и других.
y011

y012

Рис. 11. А – траншея  пирогенной (каменисто-насыпной) почвы – стратозема — с прослоями угля и лаз в западной стене Соловецкого Кремля (крупный пожар здесь был в 1921 году, а мощные слои углей нами отмечены за стенами Кремля в траншее в 2004 году); В — профиль подзола иллювиально—железистого песчаного каменистого на флювиогляциальных песчано-галечных отложениях в ельнике сложном — карьер на острове Б. Соловецкий (фото Яшина И.М., 2004). Почвы здесь маломощные.

 

P.S. В августе 2012 в городе Петрозаводске проходил 6-й съезд почвоведов России с участием зарубежных ученых. Одна из полевых многодневных экскурсий почвоведов (до начала работы съезда) была организована и на Соловецкий архипелаг. На съезде с докладами выступали и сотрудники кафедры экологии.

    Надеюсь, что прочитав информацию о выездной учебной практике, студенты продолжат полевые экспедиционные изыскания в ландшафтах Европейского Севера РФ.

 

Очерк подготовил, профессор                                  И.М. Яшин

«7» октября 2016 г.

Добавить комментарий